Жизнь и смерть лицедея Божьей милостью Николая Яковченко

Почему-то получается так, что актерам-комикам, гениям эпизода, выпадают такие горькие судьбы, что только смех на сцене и позволяет им не плакать от бессилия. Примеров предостаточно. Это и Алексей Смирнов, и Бронислав Брондуков, и украинский Чарли Чаплин — Николай Яковченко, пишет "chernigiv-trend.in.ua".

Кто-то удивится, но “грустный клоун” Яковченко всю жизнь мечтал сыграть Отелло, цитировал на память отрывки из Шекспира, жаловался, что режиссера не видят в нем страстного мавра… а потом под хохот зала снова выходил на сцену, чтобы сыграть Филимона Долгоносика в пьесе Корнейчука “В степях Украины”.

фото

Талант от бога

3 мая 1900 г. в г. Прилуки на Черниговщине в многодетной мещанской  семье потомков донских казаков Федора Ивановича и Прасковьи Ивановны Яковченко появился на свет еще один ребенок. Мальчика назвали Николай. На 6 день ребенка, как положено, крестил православный протоиерей прилуцкого храма Рождества Богородицы. Так случился его первый выход на сцену под названием жизнь.

Талант от бога, иначе о гении Николая Яковченко и не скажешь, поскольку в патриархальной семье купца и домохозяйки о высоких материях и об искусстве даже не помышляли. Все, что сделал для маленького Коли в этом плане отец — отдал его и старшего брата Сергея в хор при церковно-приходской школе.

Однако, видимо, смешить людей Николаю было на роду написано. Первые свои роли, “кушать подано”, тайком от родителей, он исполнял в аматорском театре при гимназии, затем в местной любительской труппе им. А. Чехова. 

фото

Время смуты и страданий  

В 1918 году Николай, как и многие его ровесники, оказался на фронте — шла Гражданская война. А вот за кого он сражался, даже для ближайших родственников так и  осталось загадкой. Внук Яковченко, Николай Бахонько-Яковченко, рассказывал, что общепринятой в семье была версия о том, что дед служил при красноармейском санитарном поезде. Однако, когда Николай Федорович выпивал лишнего ( а бывало это частенько) то почему-то с теплотой вспоминал … о коннице генерала Шкуро, и как-то даже показал два Георгиевских креста, которые он тщательно прятал от посторонних глаз.

Как бы там ни было, но в том же 18 году молодой актер дебютирует на профессиональной сцене в составе Молодого украинского государственного театра города Прилук. Здесь он прослужил до 1922 г. , а когда театр закрылся, в жизни Яковченко наступил  5 летний период “бродяжничества”. За это время он успел побывать на сцене Лубен, Симферополя, Черкасс, Чернигова, Днепропетровска, Харькова, пока в 1927 г. не прибился к Киевскому украинскому театру им. И. Франка.

фото

Тихая гавань 

Здесь он и нашел “своего” режиссера. Гнат Петрович Юра сумел разглядеть в Яковченко неординарную личность и удивительный талант. Небывалый случай, после 2-х эпизодов, в которых Яковченко появился на сцене, зрители пошли в театр исключительно на него. А ведь сыграть эпизод, да так, чтоб тебя запомнили, значительно сложней, чем главную роль, поскольку на все про все  у актера несколько минут и минимум текста.

Таким образом, 16 октября 1927 г. Яковченко вышел на сцену в премьере комедии “Сон в летнюю ночь” по пьесе Уильяма Шекспира, автора, которого он боготворил всю жизнь.

фото

Пагубная привычка

Была у Яковченко и еще одна “страсть”, из-за которой ему часто попадало от режиссера — очень уж любил Николай Федорович выпить. Есть даже официальный документ, из которого следует,  что Гнат Юра увольнял Яковченко из-за пьянок 6 раз,... но каждый раз  брал его снова обратно. Такие же проблему у него позже были и с Александром Корнейчуком. 

 Из-за этой слабости актер не раз попадал в переделки, иногда даже жутковатые. Так, однажды его “мертвецки” пьяного подобрали на улице и буквально приняв за труп...отвезли в морг. Каково же было удивление работника морга, когда, через какое-то время, с той стороны двери, кто-то постучал! Говорят, этот человек потом еще долго приходил в себя.

А во время съемок картины “Вечера на хуторе близ Диканьки” к Яковченко приставили 2 реквизиторов, основной задачей которых было следить за актером. В тот день на площадке Яковченко только и делал, что пил сырые яйца и всем рассказывал, как это полезно для связок. Никто не мог понять в чем дело, пока не заметили, что исполнитель роли Пацюка лыка не вяжет. Оказалось, что находчивый артист додумался накачать лоток сырых яиц  водкой, с помощью шприца. Само собой, что после этого пришлось отдельные сцены переснимать. 

Дыма без огня не бывает

Актеры часто пьют не от разгильдяйства или расточительства, а от желания не видеть подлости окружающей их действительности или чтобы залечить душевные раны. И то и другое было  в жизни Николая Яковченко. Страшные 30-40 гг. — репрессии, участие в бессмысленной советско-финской войне,  а потом и в  Великой Отечественной,  не могли не отразиться на его внутреннем состоянии. Однако знавшие его люди утверждали, что серьезно прикладываться к бутылке Николай Федорович стал после случившейся в его жизни личной трагедии — в 1946 г. умерла от рака его единственная любовь, жена, — красавица-актриса Татьяна Евсеенко.

Оставшись с двумя дочерьми на руках, Яковченко, не выдержал, сорвался и запил по черному. И никто не мог на него повлиять, пока в 1950 г. актер не оказался во Львовской республиканской психоневрологической больнице. После этого он поклялся,  в очередной раз уволившему его с работы, режиссеру Александру Корнейчуку, что подобное не повторится… но, конечно, слова не сдержал и не расстался с этой пагубной привычкой до конца жизни.

Клоун выходит на манеж

С середины 50-х Николай Яковченко активно снимается в кино. “Мартин Боруля”, “Максим Перепелиця”, “Она вас любит”, “Шельменко-денщик” — это далеко не полный список картин, в которых 50-60-е годы сыграл актер. Настоящая же известность пришла к нему в 1961 г. после ролей Прокопа Серка в комедии Иванова “За двумя зайцами” и колдуна Пацюка в фильме Роу “Вечера на хуторе близ Диканьки.

Нужно заметить, что у Яковченко была завидная актерская  судьба — он оставался востребованным в театре и в кино до конца своих дней. Правда, главных ролей ему не давали, зато у него была такая народная любовь, о которой многие звезды экрана могли только мечтать.

С середины 60-х у Николая Федоровича понемногу наладилась жизнь и быт. Он переехал в новую квартиру на Шулявку с дочерью и зятем, там у него родился внук, которого он обожал. 

Казалось, что уже разменявший седьмой десяток Яковченко наконец обрел покой, но в 1970 г. пришла новая беда. В возрасте 38 лет умерла от рака его старшая дочь Ирина. Как будто кто-то наказывал его за неведомые грехи.

“Самый народный среди заслуженных и самый заслуженный среди народных” артист ненадолго пережил свою дочь и покинул этот тот мир 11 сентября 1974 г. Судьба в последний раз подшутила над ним. Любимец миллионов умер от банального аппендицита, перешедшего в перитонит — медбригада никак не могла решить, в какую больницу определить Яковченко. А когда определились, было уже поздно.

 Его везли на каталке в операционную, а он шутил, обращаясь к медсестрам: “Не плачьте. Клоун выходит на манеж”. Это были его последние слова. Похоронили Николая Федоровича Яковченко в  его любимом Киеве, на Байковом кладбище.

Comments